ООО «Больница Лава»
426000 г. Ижевск, ул. Фронтовая, 2 (3-й этаж)
(3412) 682-000 +7 (912) 878-65-64
Будьте с нами:

Подготовка к операции

За 5 дней до госпитализации прекратить прием препаратов, снижающих свертываемость крови ("разжижающих кровь")!!!

Последний прием пищи не позднее 14.00 часов дня, предшествующего дню операции;

Исключить прием жидкости в день операции (но утренние таблетки принять и запить достаточным количеством жидкости!);

Произвести туалет наружных половых органов;

Сбрить волосы на наружных половых органах и нижней половине живота (от пупка и ниже);

Компрессионные чулки надеть утром, в день операции, до подъема с постели.

НОВОСТИ
Бесконтрольный прием напитков с экстрактом женьшеня провоцирует развитие рака мочевого пузыря
Экстракт женьшеня
Частый прием популярных в восточной медицине напитков на ...
426000 г. Ижевск ул. Фронтовая, 2 (3-й этаж)
(3412) 682-000
+7(912) 878-65-64
Мы в социальных сетях:
ВОПРОС-ОТВЕТ
  • Евгения
    02.11.18

    Добрый день!У вас по онкоурологии операции тоже делают?

    Да, Евгения, делаем.

    Центр Современной Урологии и Хирургии
ОТЗЫВЫ
  • Блинов А.А.
    29.11.17

    О работе «Центра Современной урологии и хирургии» и докторе Романе Вячеславовиче Лавинском, работающем в этом «Центре», в г. Ижевске, ул. Фронтовая 2. Что может рассказать человек по профессии актер кино и режиссер театра о человеке из другой структуры? К. С. Станиславский говорил: «Сравнение –друг истины». Воспользуемся. Так получилось, что у меня начались проблемы с простатой, т.к., я думаю, видимо, меня, рыбака – любителя, продуло. Пролечились таблетками «простамол» и другими трудно запоминающиющимися чудодейственными лекарствами. Я потерял сон, т.к. по ночам начал бегать в туалет до 7 раз. Случайно услышал о докторе Лавинском, нашел ул. Фронтовую, постучался к нему в кабинет, а там сидит парень, который по первому впечатлению не вызвал у меня доверия. Как у эмоционального человека у меня бурно пошли в голове ассоциации: Я реально вспомнил первый прыжок с парашютом, когда хочется прыгнуть, а глубоко в душе сидит страх, который скрываешь от всех. К тому же, начитавшись Л.Н.Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» я представил, как лазерный луч, которым лечит Лавинский, прожигает меня насквозь. Доктора я нашел, а операции –то боюсь. Примерно так же как на пироговском аэродроме, на курсах. Инструктор Халявин набрал высоту 800 метров и скомандовал: «Приготовиться к прыжку». А прыгали с «кукурузника» под названием «ПО-2». Я: «Есть приготовиться» - вылез из кабины на крыло, вцепился одной рукой за стрингер, другой за борт от кабины, стою «задом на перед» в ожидании команды. Инструктор скомандовал: «Пшол». Я: «Есть пошёл» и никуда не пошел. Держусь за стрингер с удвоенной силой, держусь, т.к. вторую руку от кабины ничем не оторвать, схватился намертво. 2 –я команда: «Пшол! Куда там ?! я врос в крыло. Лечу. Не успел обрадоваться, как инструктор поддал газу, самолет взмыл и меня, естественно, унесло с крыла. Я пришел в себя, когда стропы дали рывок и я закачался под куполом. Смелый! Слов нет! Примерно тоже я ощутил перед операцией. Я же помню, инженер Гарин лучом расшвыривал огромные глыбы с гор. А что будет со мной?! Сестры торопят меня: «Мы вас поведем в операционную, доктор ждет!» Повели. Увидев нас, доктор широко улыбнулся, помог взобраться на лежак, подсказал как правильно сесть, выгнуть спину: «Будут делать вам укол, будет больно, как жалят пчелы. Пчелы вас жалили?» Я: «Да». Доктор: «Примерно также». Через несколько секунд ноги мои ошпарились приятным теплом, а затем я их «потерял». Я вижу, что мою ногу берут, поднимают, кладут на приспособление, вторую также, я наблюдаю, будто смотрю кино, т.к. ноги вроде бы, мои, но уж и не мои, а существуют сами по себе-рядом со мной. В итоге – операция: я видел белый потолок, эл.лампы, головки сестер, проходивших мимо меня под музыку, затем голос доктора: «Ну вот и всё!» а я подумал: «Наверно это была подготовка, теперь начнется сам кошмар, начнут резать !!!» Но, вместо этого с меня начали собирать простыни и голос доктора: «Взяли, и-и-и…» Мое тело оказалось на каталке, и я поехал, думая: «Не потерять бы ног, кто знает, может, еще пригодятся». Привезли в послеоперационный бокс, перенесли меня и ноги на кровать, доктор взял руку, проверяя пульс спросил: «Ну, больно было?» я: «Нет». А что, уже операция была?» Он: «Да. А теперь выздоравливайте». Ушел, сестры роились возле меня. Закрыв глаза, я вспомнил великого хирурга ХХ века Г. А. Илизарова. В 1982 году я был приглашен в г. Курган для постановки спектакля о нем. Обком партии Курганской области свой выбор сделал на моей кандидатуре; о причинах я могу только догадываться, но… пьесы о великом докторе не было. Кем быть? Завметчастью курганского театра предложит мне прочитать только что появившийся в свет роман Б. Брумеля «Рёв трибун» о хирурге Илизарове. Прочитав, начал писать по нему пьесу вместо драматурга. Если «Теорией драмы» я был обучен в Ленинградском институте, то медицина для меня, очень (мягко говоря) далека. А чтобы пьеса была грамотна, мне удалось договориться с Илизаровым, что все сцены, касающиеся: с операциями и аппаратом Илизарова, в кабинетах министерства здравоохранения, с кремлевскими чиновниками я пишу, а Илизаров проверяет, т.е. редактирует. Работали, как говорят «не щадя живота» - в его «бункере», на его квартире, в кабинетах, в палатах. Наконец премьера состоялась. Спектакль полюбился и зрителям, и Обкому, и театру, его начали вывозить на гастроли. К примеру, из Киева я получил телеграмму от группы актеров: «Александр Андреевич, поздравляем Вас с фурором!» Может быть, по этой причине я крепко подружился с Гаврилой Абрамовичем, т.к. этот удивительно строгий, принципиальный и великий специалист признал меня, и мы дружили с ним до его кончины. А «кинолента видения» - так выражался Станиславский, вернула меня к операционному столу Илизарова: лежал на столе иностранец, доктор взял стамеску, молоток, просунул стамеску в мякоть ноги, нащупав кость, ударил молотком по стамеске, иностранец застонал. Илизаров: «Кто делал инъекцию?» Женщина: «Я». От волнения она произнесла так, что слышно было «а-а». Илизаров: «Повторить!» После панических манипуляций медсестры, Гаврила Абрамович снова нащупал кость, бил молотком и разрубил кость. Горбатая нога вяло легла на стол… Илизаров: «Подведите его к форточке» - оказывается, мне, стоявшему рядом с ним, стало настолько не по себе, что я, потеряв сознание, повалился на него… пришёл в себя, когда Илизаров, шевеля меня за плечи, улыбаясь, помог встать и увёл к себе в кабинет… А в боксе у Лавинского я крепко заснул, весь обмотанный проводами, трубками от капельниц… Спал как дитя после кормления… Нельзя не отметить работу сестринского состава в данном «Центре», т.к. пациент всего не замечает. Написал, вроде бы, каламбур, а фактически это так. К примеру, я служил на финской границе-не было человека, который бы не знал старшину Подерина, почему? «Службистый сын украинского народа оказывался внезапно либо в палатках – на учениях, либо в казарме, и оттуда непременно доносились его командирские указания: «Порядка не вижу!» эти «порядка не вижу» звучали так, что командир воинской части должен был усомниться – кто здесь хозяин. Каким образом старшая сестра добилась от своих сестер и санитарок немецкой пунктуальности – вопрос. Несмотря на то, что больному вручают «кнопку экстренного вызова», мне ни разу не пришлось пользоваться ею, т.к. вовремя ставится капельница, укол, обед и ужин, уборка помещения и т.д.… Думаю, необходимо коснуться и финансовой стороны этого «Центра»: рассчитываясь за операцию, в голове невольно звучит: «Не слишком ли дорого?» ответ: «Да, дорого». Я не ханжа, говорю, как есть. После небольшой паузы начинаешь считать: «А сколько ты заплатил за таблетки от аденомы простаты до операции? В два, нет в три раза больше, чем за операцию, но… там все надеялся: «Пропью эту пачку и буду здоров» -нет, обман. Становилось всё хуже и хуже пока не нашёл данный «Центр». Здесь научились «убийственным лучом инженера Гарина» восстанавливать здоровье граждан. На этом можно было поставить точку, но… осталась одна, очень важная деталь, характеризующая самого доктора. Случилось так, что Роман Вячеславович оперировал меня 6 июля 2016 года. Наблюдая за мной в послеоперационный период, он внезапно заявляет: «Буду повторно чистить.» Я: «А что не так?». Лавинский: «Мне не нравятся ваши боли в пояснице, и вы продолжаете чаще положенного посещать туалет». Что там на языке хирурга-мне не ведомо, а ответ Лавинского я понял и стал готовиться, но уже не так как первый прыжок с парашютом. Через год, точнее 24 октября 2017 года, я снова на операционном столе доктора. После операции, проверив очаг через УЗИ, он сказал: «Теперь я за вас спокоен. Все чисто». Действительно, 27 октября мой доктор уехал в Новосибирск «с докладом», а выписывал доктор Сергей Васильевич, он тщательно осмотрел меня и сказал: «Выписываю, будьте здоровы». А повторная возня с пациентом обернулась для меня-бесплатно, для доктора-защита чести и признак высочайшего профессионализма и человеческое достоинство. Спасибо доктору. Не побоюсь даже театрального жеста-кланяюсь в ноги! А от лица всех пациентов-благодарю коллектив «Центра современной урологии и хирургии» за высокий профессионализм и, как ни странно, армейскую дисциплину и желаю Вам здоровья, успехов Вам дальнейших в Вашей профессии на радость таким как я «проживших» самое ценное-здоровье! С искренним уважением, Александр Блинов. Ноябрь 2017 год. Ижевск.

АНКЕТА ДЛЯ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ОКАЗАНИЯ УСЛУГ